О самопонуждении и смирении

Господь Иисус Христос

Все проповеди Схиархимандрита Авраама (Рейдмана)


Во имя Отца и Сына и Святаго Духа!

Сегодня мы вспоминаем чудо о расслабленном, сотворенное Господом нашим Иисусом Христом задолго до Его страданий и Воскресения. Церковь напоминает нам об этом чуде не только ради нашего укрепления в вере, ибо Спаситель творил множество и более великих чудес, например воскрешал мертвых, но и ради символического значения этого события, которое должен понимать каждый из нас. Все мы духовно расслабленные люди. Пребывая в этом духовном расслаблении, может быть, многие и многие годы, мы уже потеряли всякую надежду обрести духовное здоровье, как и евангельский расслабленный уже не надеялся когда-нибудь жить обычной человеческой жизнью. Мы теряем надежду на то, что сможем совершать добродетели, что будем иметь крепость в наших «духовных членах». Будучи духовно парализованными, мы многие годы пытаемся восстать из этого паралича — из духовной, нравственной бездеятельности — и уже теряем надежду, не ожидая ни от кого помощи.

Часто люди уповают на своих духовных руководителей, думают, что духовник может их всему научить, что с его помощью они поднимутся. Иногда они даже полагают, что духовник не просто поможет, но как бы обязан, должен и может их восставить. Но такое наше упование неразумно. Прежде всего потому, что в наше время людей духовно крепких и сильных очень мало, едва-едва найдется такой духовник, который силою своих молитв и духовного рассуждения может нам помочь. Но если бы и нашелся такой мудрый, обладающий молитвенным дерзновением пред Богом духовный человек (конечно же, духовно опытные люди не оскудеют до кончины века; они, хотя и уменьшатся числом, но не иссякнут окончательно), то и он без нашей помощи не смог бы нас восставить.

Когда к великому старцу Варсонофию обратился некий монах с просьбой помочь ему своими молитвами в его духовной жизни, с тем чтобы Господь сделал его настоящим, истинным подвижником, то Варсонофий ответил ему: «Я почти все за тебя отдам, но хотя бы малую часть ты потрудись сам». Богу важно наше собственное произволение, наше собственное усилие, может быть, незначительное по интенсивности, однако же искреннее и полное. Пусть у нас мало сил, но мы их полностью напрягаем по заповеди: «Возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею» (Мк.12:30). Мы должны возлюбить Бога «всею», пусть малою, но «всею» нашею «крепостию».

Видя нашу искренность даже при нашем малом напряжении сил, Господь поможет нам так же, как не забыл Он о расслабленном, который тридцать восемь лет пребывал в расслаблении и тщетно ожидал помощи от людей, не один год лежа у Овчей купели.

Даже если у нас нет никакого духовного руководителя, никакого молитвенника о нас, — мы имеем своим Учителем и Спасителем не человека, а Господа Иисуса Христа, Сына Божия. Вот на Кого всякий из нас должен уповать! И если мы, пребывая в нравственном расслаблении, может быть, долгие годы, не устанем взывать к Богу и надеяться, то обязательно дождемся от Него помощи. Он сам знает, когда прийти и помочь нам, но придет только при том условии, если мы будем трудиться, напрягая всю свою крепость. К иному Он приходит в молодости, к иному в средние годы, а иному помогает справиться со своими пороками и немощами уже в старости, чтобы человек перешел в вечную жизнь с надеждою на милость Божию.

Некоторым людям и неполезно получить духовное исцеление в раннем возрасте, потому что это послужило бы для них поводом к гордости — страшнейшему и губительнейшему пороку, уподобляющему человека демонам. Трудно спастись тому, кто одержим гордостью, поэтому Господь смиряет его многими годами нравственного унижения и расслабления. И только спустя долгое время, когда человек почти потеряет надежду и смирится со своим расслабленным состоянием, однако же в глубине души не будет удовлетворен и по-прежнему будет хотеть лучшего, уже не только на себя не надеясь, но и ни от кого из людей не ожидая помощи, тогда Господь придет и восставит его, как восставил евангельского расслабленного.

Евангелие говорит, что Овчая купель, называемая по-еврейски Вифезда, имела «пять притвор», или по-русски «пять крытых ходов». В наше время произведены раскопки и действительно обнаружена эта купель, имеющая пять отделений. Правда, воды там сейчас нет, но к самой купели можно подойти и осмотреть ее. Так евангельские слова подтвердились спустя две тысячи лет, и мы получили доказательство точности, натуралистичности евангельского повествования, — все, что в нем описано, взято из жизни. Все это конкретные места и конкретные события, происходившие именно на той земле.

«Есть же в Иерусалиме у Овечьих ворот купальня, называемая по-еврейски Вифезда, при которой было пять крытых ходов. В них лежало великое множество больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды, ибо Ангел Господень по временам сходил в купальню и возмущал воду, и кто первый входил в нее по возмущении воды, тот выздоравливал, какою бы ни был одержим болезнью» (ст. 2-4). Как здесь сказано о лежащих при купели «больных, слепых, хромых, иссохших, ожидающих движения воды», так можно сказать и про нас, потому что в нравственном отношении мы имеем весьма разнообразные болезни.

Есть слепые, которые вовсе не понимают и не видят ничего духовного, не знают, что оно вообще существует. Это худший вид духовной болезни, потому что человек даже не знает, что существует здоровье, не знает, что существует истина, существует иная жизнь, жизнь духовная, отличная от той темной, в которую он весь погружен. Хромые — это те люди, которые хотя видят и понимают, но почти ничего не могут сделать. Как хромой не может нормально передвигаться, так и эти люди не могут совершать свой духовный путь как должно: с быстротой, стремительностью и бодростью, которые необходимы для духовной жизни.

Иссохшие — это те, кто живет духовной жизнью, но из-за гордости, осуждения или других каких-либо пороков как бы иссыхают, лишаются действия благодати и не имеют всех тех жизненных сил, которые, казалось бы, должен иметь духовный человек. И все эти люди ожидают движения воды, то есть действия благодати. Но иногда нам приходится ждать долгие, долгие годы, как сказано в повествовании про расслабленного.

«Тут был человек, находившийся в болезни тридцать восемь лет. Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров?» (ст. 5-6). На этот вопрос, конечно, любой бы ответил: «Хочу!» Со стороны Спасителя это был лишь повод вступить с расслабленным в разговор, чтобы он перед всеми и перед самим собой признался, что он практически не имеет возможности получить исцеление ни от кого, кроме как от Спасителя. Теоретически куда проще: нужно только взять человека, отнести его в эту купель, и он исцелится, а на деле помочь было некому. Так и у нас в жизни бывает: нас окружает множество людей, которые как будто бы нас любят, но не имеют возможности нам помочь. Теоретически все как будто бы хорошо, а на деле — выхода нет.

«Иисус, увидев его лежащего и узнав, что он лежит уже долгое время, говорит ему: хочешь ли быть здоров? Больной отвечал Ему: так, Господи; но не имею человека, который опустил бы меня в купальню, когда возмутится вода; когда же я прихожу, другой уже сходит прежде меня» (ст. 6-7). Поскольку исцелялся только первый, то естественно, что, пока расслабленный, которому никто не помогал, с трудом ползком добирался до купальни, его уже кто-нибудь опережал, например тот же хромой или другой больной, способный к передвижению и не нуждавшийся в помощнике, или, может быть, богатый человек, которому могли помочь родственники, друзья или слуги. Таким образом, находясь рядом с источником исцеления, расслабленный никак не мог исцелиться.

«Иисус говорит ему: встань, возьми постель твою и ходи. И он тотчас выздоровел, и взял постель свою и пошел. Было же это в день субботний» (ст. 8-9). Когда Господь заставил расслабленного признаться, что он уже долгие годы не получает ни от кого помощи и никогда не сможет исцелиться, хотя исцеление как будто бы совсем близко, тогда показывает ему, что благодать Божия действует помимо ожиданий, с той стороны, откуда ее, может быть, никто не ждет, если только человек не потерял надежду и остался истинно верующим. Расслабленный, парализованный человек стал совершенно здоровым — не так, как это бывает с людьми, которые, оправившись после тяжелой болезни, чувствуют еще некоторую слабость и нуждаются в восстановлении сил, но здоровым настолько, что смог взять свою постель и пойти.

Он приобрел такую крепость в теле, которой просто не могло быть у человека, лежавшего в течение долгих лет. Вот каково действие благодати Божией! Если Господь исцеляет, то для Него нет никаких препятствий. Правда, бывают такие случаи, когда духовное и физическое ис-т целение совершается не полностью, но это не потому, что Господь бессилен, а потому, что для нас полное исцеление неполезно, прежде всего из-за нашей гордости. Если кто-то в одно мгновение получит от всемогущего Бога, Которому, конечно, все возможно, совершенное нравственное исцеление, то, скорее всего, он загордится и станет считать себя неуязвимым человеком, забывая о том, что самомнение — это страшнейшая и опаснейшая, злейшая, как говорит Григорий Синаит, из страстей. Ради этого Господь исцеляет нас не сразу, а постепенно.

Если человек усиленно молится против какой-нибудь страсти, допустим блудной, которой страдает долгие годы, но не унывает и надеется на помощь Божию, то вдруг чувствует некоторое облегчение, чувствует, что он, по крайней мере, уже владеет собой. Если же он ищет еще большей чистоты и ему не дает покоя то, что ему приходят нечистые помыслы, что он испытывает похоть, хотя и не поддается ей, и если он продолжает молиться, то вдруг обнаруживает некое чудо: все прошло. Если и на этом человек не успокаивается и продолжает дальше подвизаться, то после долгого подвига вдруг опять происходит какое-то внутреннее чудо — и человек может достигнуть полного бесстрастия. Это касается не только блудной страсти, но и всех прочих страстей, допустим гнева. Например, поначалу человек не может даже удержать свои руки, когда в нем вспыхивает гнев, но постепенно, как бы некими, если можно так выразиться, рывками, человек исцеляется. С одной стороны, такое исцеление свидетельствует о действии благодати Божией, потому что исцеление, хотя и не полное, относительное, произошло мгновенно, а с другой — дает нам повод смириться оставляя действие в нас этой страсти в некоторой степени, чтобы мы не впали в худшую, гордость, и не погубили себя.

Но если бы мы были совершенно смиренными людьми, то, конечно, Господь мог бы исцелить нас от нашего душевного расслабления и в один миг. И примеры этому есть в житиях святых. Вспомним Павла Препростого, который ушел в пустыню шестидесяти лет от роду, будучи человеком уже со сформировавшимся характером и своими слабостями. Ради необыкновенной детской простоты, за которую он получил прозвище Препростый и которая всегда бывает признаком или даже причиной смирения, Павел достиг бесстрастия всего за несколько месяцев подвига. Причем он достиг такой чистоты, бесстрастия и веры, что по его молитвам изгонялись демоны, князи бесовские, которых не мог изгнать даже его наставник, «отец отцов», Антоний Великий. Вот как велика сила смирения! То же можно сказать о многих мучениках (допустим, о целителе Пантелеймоне), которые, обратившись ко Христу, сразу же творили великие чудеса, тогда как у человека, не имеющего смирения, дара чудотворения быть не может. Если есть смирение, тогда Господь быстро дарует человеку духовное здравие, крепость духовных членов, так что он может совершать свой духовный подвиг с полною бодростью. Если же смирения нет, необходимо время, чтобы в духовных борениях, иногда в нравственном мучении, человек смирился. По мере нашего смирения и благодаря молитве, исполненной надежды, нам даруется духовное исцеление и укрепление.

«Было же это в день субботний. Посему Иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели. Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи. Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи?» (ст. 9-12). Когда Господь исцелил расслабленного, то иудеи (имея поверхностный взгляд на духовную жизнь, а в худшем случае еще и нарочно ища, к чему бы придраться) обвинили Господа Иисуса Христа в нарушении субботнего дня, хотя само чудо показывало, что Человек, сотворивший его, не мог быть нарушителем субботы и имел право делать такие дела и в субботу. Да и какое нарушение заповеди было в том, что расслабленный взял свою постель?

По мнению иудеев, Спаситель отдал приказание, нарушающее Моисеев закон, но разве закон мог предусмотреть такой случай? Наверное, закон имеет в виду самые обыкновенные события, происходящие каждый день, а не такие исключительные, когда вдруг встает человек, тридцать восемь лет лежавший в параличе. Неужели ему в эту минуту нужно было думать об исполнении закона? Неужели это не чудо, а ординарная ситуация, к которой приложима заповедь о соблюдении субботнего дня? Нет, конечно. Фарисеи просто искали, к чему придраться. Представьте себе расслабленного: несмотря на субботний день, ему, конечно, хочется исцелиться мгновенно, сейчас же. Неужели нужно было ему сказать: «Подожди еще день-два?» Разве фарисеи, оказавшись на месте расслабленного, от радости не нарушили бы все что угодно?

Так же бывает и в духовной жизни. Некоторые люди, которые формально все соблюдают, но не имеют благодати Божией и не знают, что такое «закон совершенный, закон свободы» (Иак.1:25), о котором говорит апостол Иаков, и не помнят слов апостола Павла: «К свободе призваны вы, братия» (Гал.5:13) и «Где Дух Господень, там свобода» (2 Кор.3:17), начинают упрекать других за какие-то внешние нарушения, потому что сами живут только внешним. У них нет никакой благодати, никаких внутренних перемен, а есть только уставы, обычаи, законы. Они не видят, что скрыто за этими уставами и обычаями, не понимают, что они являются только средством, сосудом, в котором должна быть благодать Божия.

Не познав на собственном опыте, что такое благодать, они уповают на исполнение всевозможных уставов и обвиняют в нарушении закона человека, который немного отступает от общепринятого, потому что в нем действует Божественная благодать, которая учит его, как ему жить. Даже если очевидно, что человек на их глазах духовно выздоровел, стал бесстрастным, святым, преисполненным любви и смирения, они все равно его судят. Мне пришлось наблюдать такое явление: человека святой жизни, который, может быть, и имел некоторые малые человеческие слабости, но был исполнен настоящей христианской любви, простоты и смирения, его же собратья осуждали, считая каким-то дурачком. На него смотрели с презрением и осуждением, иногда даже обвиняли в ереси, смеялись над ним. Вот что делает с людьми фарисейство и лицемерие! Вот что делает с людьми упование только на внешнее при полном презрении внутреннего, духовного, главного!

«Посему иудеи говорили исцеленному: сегодня суббота; не должно тебе брать постели. Он отвечал им: Кто меня исцелил, Тот мне сказал: возьми постель твою и ходи». Слова исцеленного можно понимать так: «Зачем вы говорите, что мне не нужно этого делать, когда Господь Иисус Христос, исцеливший меня от расслабления, повелел мне это? Как вы можете меня учить? Неужели вы выше Того, Кто исцелил меня? Неужели вы выше Господа Иисуса Христа?» Мысленно удивляются духовные люди, когда слышат нелепые упреки в нарушении каких-то внешних предписаний.

«Его спросили: кто Тот Человек, Который сказал тебе: возьми постель твою и ходи?» Как тогда иудеи не знали Господа Иисуса Христа, так же и ныне бездуховные люди — те же самые фарисеи, формалисты и законники, в плохом смысле слова, — в недоумении спрашивают: «Кто мог тебя исцелить? Кто Тот Человек, Который сказал тебе это сделать? Разве есть такая сила? Почему мы не знаем ее?» Потому вы не знаете ее, что не ищете. Потому вы не знаете Господа Иисуса Христа, что уповаете только на внешнее, не ищете Его в своих сердцах. Если вы так будете жить и дальше, то не познаете Его никогда: ни в этой жизни, ни, что самое страшное, в будущей.

«Исцеленный же не знал, кто Он, ибо Иисус скрылся в народе, бывшем на том месте. Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже. Человек сей пошел и объявил Иудеям, что исцеливший его есть Иисус» (ст. 13-15). Бывает, что благодать коснется нашего духа, нашего ума, исцелит нас от некоторых страстей, от расслабления и тут же на некоторое время скрывается «в народе» — как бы в толпе помыслов. Получив исцеление, мы, однако же, не стяжали еще Господа в полной мере, нам еще нужно потрудиться, чтобы усвоить себе благодать Божию и сделать ее своей сожительницей, постоянно присущей нашему сердцу и духу. И если мы надеемся познать и усвоить себе эту благодать Божию, благодать Господа нашего Иисуса Христа, если мы ищем ее, потеряв на некоторое время, то Господь вновь неожиданно находит нас, но уже не у купели, где мы лежали, как расслабленные, а в храме, то есть там, где молятся.

Это значит, что человек, восстав от расслабления, должен прежде всего усиленно молиться и тогда он вновь встретится с Божественной благодатью, вновь Господь Иисус Христос явится его уму и сердцу, и человек в полной мере познает, кто такой Господь Иисус Христос. Он уже не будет бояться потерять Божественную благодать и поэтому уже сможет кому угодно проповедовать, имея на это полное право. «Потом Иисус встретил его в храме и сказал ему: вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже. Человек сей пошел и объявил Иудеям, что исцеливший его есть Иисус». Обь; вил он это, конечно, не потому, что желал предать Христа, как некоторые преврати понимают, а потому, что хотел заставить иудеев понять, что Иисус — такой праведны и святой человек — не мог сделать зла и поэтому нарушение субботы, в котором он Его обвиняли, не является грехом. Но мы знаем из дальнейшего повествования Ева гелия, что на иудеев это никак не подействовало, напротив, только озлобило.

Господь сказал бывшему расслабленному: «Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтс бы не случилось с тобою чего хуже». Если человек, пребывающий в таком здоровом духоі ном состоянии, будет грешить, то с ним случится еще худшее, чем то, что было до исцеления. Человек, познавший благодать и имеющий ее, но пренебрегающий ею, не прибегая помощи благодати во время искушения, испытания, скорби, потеряет ее, и с ним буде нечто гораздо худшее, чем было до того, как он покаялся, до его духовного исцеления. И жизни угодников Божиих мы знаем такие случаи.

Например, преподобный Иаков Отшельник, имевший дар чудотворения, впал в блуд и убийство, потому что посчитал, что уже не способен падать. Можно привести много других примеров. Иаков Отшельник согрешил делом, а один другой подвижник, имевший великую благодать, потерял ее, сказав слова осуждения. Он подвизался в одной местности, а потом переселился в другую. Однажды по прошествии долгого времени, к нему пришел монах из той местности, где он жил раньше. Подвижник стал расспрашивать его, как живут братья, известные ему, и, узнав об од ном из них, что тот оставил монашество и женился, сказал пришедшему: «Худо он сделал» За эти слова Божественная благодать оставила его, и он потом десятки лет проводил в подвиге, чтобы вернуть ее.

Вот и другой случай: два родных брата подвизались в пустыне Один из них наблюдал за другим из окна своей кельи и увидел, что тот, как будто заметишь что-то вдали от кельи, вдруг перепугался, перекрестился, быстро забежал в свою келью закрылся. Первый брат решил посмотреть, что же его напугало, и обнаружил кучу золота «Зачем он убежал, — подумал брат, — нехорошо он поступил, ведь можно было взять это золото и на него построить монастырь, много добра сделать, раздать милостыню». Он взял золото, и тогда благодать Божия его оставила, и ему было откровение: «За то, что ты осудил своего брата, ты более в земной жизни не увидишь его, и тебе понадобится много лет. чтобы вернуть прежнюю благодать. А брат твой как нестяжательный монах поступил совершенно правильно». И подвижник этот многие годы жестоко подвизался, чтобы вернуть себе благодать, которую он потерял за осуждение родного брата. Вот как бывает с людьми уже духовными, если они впадают в такие грехи, как гордость и презрение ближних. Иногда делом, иногда мыслью, но они обязательно падают.

Поэтому Господь и предупредил расслабленного: «Вот, ты выздоровел; не греши больше, чтобы не случилось с тобою чего хуже». Даже достигнув высочайшего духовного преуспеяния, полного укрепления своих «духовных членов», постоянного пребывания в духовном храме, то есть в своем сердце, мы не должны гордиться, но говорить себе: «Как бы с нами еще чего худшего не случилось, если мы согрешим». Мы должны всячески усиливаться, понуждать себя к исполнению заповедей, понимая, что, пока мы не перейдем из этой жизни в будущую, всякий из нас может пасть. Поэтому будем иметь надежду на Бога и одновременно смирение. Тогда благодать Божия рано или поздно придет к нам, исцелит нас от расслабления и сделает способными к истинно христианской духовной жизни, а не только формальной и внешней. Аминь.

5 мая 1996 года


 Схиархимандрит Авраам (Рейдман)


О ревности и ложном смирении
О пасхальном приветствии
 

Комментарии

Здесь еще нет ни одного комментария!
Гость
16.01.2019
Copyright © Православная-Библиотека.Ru 2009-2018
Все права защищены.